Статья

Что такое Госколлекция

Государственная коллекция уникальных музыкальных инструментов

Государственная коллекция уникальных музыкальных инструментов – так именуется собрание, которому нет равных в России и в мире. За длинным названием скрывается редчайшее явление. В центре Москвы, в переулках Садового кольца, можно познакомиться с инструментами, овеянными тайнами и легендами.

Кому не знакомо имя мастера Антонио Страдивари? Почти каждый, кто его слышит, представляет изящную скрипку. Эти дивные творения кажутся небожителями. Несколько из них хранятся в Музее музыки, в том числе поздние работы, когда стареющий мастер изготавливал за год совсем мало инструментов. Скрипки Страдивари нередко становились участницами триумфов, благодаря которым музыканты превращались в легенду.

not loaded

Госколлекция – это «живое» собрание. Мы привыкли к тому, что, попадая в музей, предметы становятся памятниками культуры, тем, что бережно сохраняется и только показывается. Скрипки, альты, виолончели, контрабасы, «живущие» в Музее музыки, остаются игровыми — исполнители берут их по договору во временное пользование. То есть старинные инструменты до сих пор концертируют. И если на выставке вы не найдете заинтересовавшую вас скрипку — вполне возможно, что сегодня она красуется и звучит на сцене.

Удивительный статус, в полной мере равного которому нет в мире — собрание, имеющее право выдавать объекты частным лицам (например, в Италии есть подобные коллекции старинных инструментов, но музыканты не могут использовать их за пределами учреждения) — часть истории формирования Госколлекции. Официальной датой её основания считается 1919 год. Но она начала складываться намного раньше.

not loaded

В 1878 году Московская консерватория получила щедрое подношение. Константин Третьяков, однофамилец родоначальника галереи Третьякова, купец 1-й гильдии, владелец мануфактур, для которого благотворительность стала призванием, подарил учебному заведению часть своей коллекции струнных. Передача была постепенной, 1878 год был лишь первым этапом. За несколько лет около трех десятков инструментов попали к тем, кому они были нужны, но недоступны из-за высокой цены. Струнные предназначались беднейшим студентам. Третьяков собирал в первую очередь ценные экземпляры, уже в тот момент признанные историческим наследием. Его жест предвосхитил один из основных принципов Госколлекции – уникальные инструменты с течением времени не становятся лишь артефактами, не остаются в футляре или витрине, а продолжают «жить» и звучать, участвовать в совершенствовании исполнителей, их работе.

Струнные действительно «жили» с начинающими музыкантами до революции, после неё оказались в собственности новой власти. Молодое государство было заинтересовано в том, чтобы собрать все ценности, стать их единственным полноправным обладателем и централизованно решить их дальнейшую судьбу. Так стали возникать многочисленные государственные хранения и собрания, к которым относится и Государственная коллекция уникальных музыкальных инструментов.

not loaded

О едином «фонде уникальных инструментов» заговорил молодой виолончелист Виктор Кубацкий. Получив поддержку Елены Малиновской, будущего первого «красного директора» Большого театра, которая в тот момент заведовала делами московских театров, он предложил наркому просвещения (должность, аналогичная современному министру культуры) Анатолию Луначарскому проект собрания. Начинание отвечало распространенной тогда идее: пролетариат должен получить доступ к лучшим образцам мировой культуры, использовать их в своих интересах. Естественно, идея была поддержана властью. Вскоре в государственном распоряжении оказалось множество музыкальных инструментов, включая те, что были переданы Московской консерватории Константином Третьяковым. Его инструменты Страдивари стали народным (хоть и только де-юре) достоянием.

Цель собрания стала более амбициозной. Теперь старинные и ценные струнные должны были не просто трудиться вместе с теми, чей талант требует использования хорошего инструмента. Они должны были приносить пользу и славу уже всему государству: развивать школу скрипичной игры, обеспечивать качественное звучание уже сложившимся, концертирующим музыкантам. Постепенно сформировалась система, позволяющая сочетать и сохранение, и «творческую жизнедеятельность» экспонатов ценнейшей коллекции.

not loaded

Инструменты из фонда стали выдавать в аренду на время. Был сформулирован ряд правил, регулирующих и передвижение струнных. Например, в наше время одни инструменты могут «выходить в свет» лишь на пару дней, другие – на несколько месяцев. Музыканты могут возобновлять право пользования, иногда таким образом инструмент находится с ними годами. Но любой артист останется лишь временным пользователем музейного объекта.

Было бы преувеличением сказать, что исторические струнные доступны любому — это, конечно, не так. По правилам доступ к экспонатам разрешен тем, кому они необходимы с профессиональной точки зрения. Часто скрипку, альт или виолончель арендуют те, кому предстоит важный конкурс или выступление в престижном зале. Конечно, музыканты с мировым именем также сотрудничают с фондом. Однако не забывается и условие Третьякова: в качестве исключения инструмент может получить студент — если она или он участвует в конкурсе, и педагоги готовы поручиться, что именно этот человек нуждается в таком помощнике.

Многие правила собрания касаются сохранности предметов: помня о том, что они — прежде всего часть наследия, государство как основной владелец требует, чтобы пользователями Госколлекции были российские граждане. А каждый временный владелец должен соблюдать условия хранения инструмента и регулярно показывать его мастерам-реставраторам, которые служат при фонде.

У Госколлекции длинная и насыщенная история, а правила, по которым «живут» инструменты, напоминают протокол для королевских особ: так много в них пунктов, обязательств, особенностей. И все же каждый может услышать голос ценных инструментов-долгожителей в концертном зале или в записи, а Музей музыки помогает увидеть их ближе, буквально на расстоянии вытянутой руки.

not loaded